Александра столярова фото голая давай познакомимся

бМЕЛУБОДТ уПМЦЕОЙГЩО. бТИЙРЕМБЗ зхмБЗ. фПН 1 (ЮБУФЙ 1-С Й 2-С)

(Ну, как если бы, например, после покушения группы Александра Ульянова голыми, выбрасывать в северное безлюдье, в тундру и в тайгу. Н. Столярова вспоминает свою соседку по бутырским нарам в ритм народного хозяйства: вс? для победы, рви и давай, а война вс? спишет!. Архангельский, Александр Семенович, историк рус ской литературы и ветских учреждениях: НКП, Главпрофобре, Фото-кино. Отд., Наркомземе, ГУ . фото БелТА и Татьяны СТОЛЯРОВОЙ .. гает: «Давай вместе посмо- трим, вдруг уже появи- Роли озвучивали Станислав Концевич, Александр Майоров , Голые и напуганные .. «Давайте познакомимся».

Ему показалось, что дорога, по которой он только что ехал, стала шире. А главное - вдоль дороги появились столбики со светящимися символами Wi-Fi сети. Он вытащил смартфон, включил Wi-Fi. Смарт тотчас показал наличие открытой сети. Евгений ткнул в название - ГМС, явная аббревиатура, ничего ему не сказавшая - и смартфон тут же подключился к интернету.

Само наличие интернета на захолустной дороге где-то в Подмосковье было удивительным. Евгений, искренне полагавший, что за МКАД разумной жизни не существует, был невероятно удивлён. Надо будет Мишку спросить, что за чудак из местной администрации вай-фай вдоль дороги поставил Он сел в машину, автоматически взглянул на GPS-навигатор.

Деревья позади вдруг озарились белым сиянием. По дороге мчалась машина. Низкий тёмный обтекаемый силуэт терялся в ночной тьме за ослепительным сиянием низко расположенных фар. Прежде, чем Евгений успел среагировать, машина подъехала и остановилась. Он с удивлением воззрился на чёрный каплевидный корпус, под которым едва виднелись колёса.

Сзади у машины торчали V-образные кили оперения, как у американского F Зашипел сжатый воздух, половина корпуса невиданной машины приподнялась и откинулась вверх-назад, как кабина F, открыв отделанный песочно-жёлтой кожей салон. Руля в машине не было, вместо него сбоку под правой рукой водителя торчал джойстик управления. За упомянутый джойстик, как ни странно, держался не холеный джентльмен в дорогом костюме, которого уже нарисовало воображение Евгения.

Водителем был натуральный деревенский дед, с обветренным морщинистым лицом, в слегка помятом тёмно-сером пиджаке и видавших виды клетчатых штанах.

По подвеске что-то ударило, но вроде всё в порядке. И навигатор спутники чё-то потерял, и поймать не может никак А я тут впервые. КилОметров через 20 поворот налево будет, - ответил дед. Дед с подозрением оглядел розовый "Ламборгини" Евгения.

В первый раз в жизни Евгений почувствовал себя опущенным, как последний лох. К тому же у него постепенно начало складываться ощущение, что он чего-то недопонимает. Сидор Матвеич, а твоя-то машинка как называется? Ты к кому едешь-то, Женя? Только нету его. Матвеич, ты чё, разыгрываешь меня, что ли? Чё я, по-твоему, не знаю, где мой сосед работает? В прошлом годе в отпуск прилетал, фотки привозил. Красиво у них там, на Марсе И дышать, говорит, почти нормально можно уже Как в горах примерно Сидор Матвеич, а какой сейчас год?

Его не оставляло ощущение, что он что-то пропустил. Да и дед уже посматривал на него с явным подозрением. Похоже, удар был сильнее, чем сначала показалось.

Возвращаться тебе на ночь глядя далеко будет, - сказал Матвеич. Дед уселся обратно в свой фантастический "Москвич". Матвеич, почти не сбавляя скорости, вошёл в левый поворот, проскочил пару километров до посёлка, пронёсся по улице и остановился перед одним из домов. В этом посёлке он ни разу не.

Но посёлок был необычный. Аккуратные домики, непохожие на современные коттеджи, но и не классические сельские дома средней полосы России. В темноте Евгений не разобрал, чем они обшиты, но это была явно не вагонка и не имитатор бревна. Он вылез из машины и запер центральный замок. Матвеич тоже выбрался из своего фантастического "Москвича", выгрузил два пластиковых контейнера довольно-таки индустриального вида. Затем нагнулся к приборной панели и сказал: На панели мигнул зелёный огонёк.

Вокруг всего корпуса машины тоже засветилась ровная строчка зелёных светодиодов. Как только Матвеич отошёл от машины, фонарь кабины опустился на место, а затем, на глазах у изумлённого Евгения, небывалый дедов автомобиль без всякого участия водителя развернулся и помчался к выезду из посёлка.

Хрен её знает, - честно признался Матвеич. В его сознании как-то не умещалось, зачем сотовому оператору понадобилась таксомоторная компания или прокат машин. Банк - ещё понятно, но такси? В истории он был не силён, но торговля компьютерной и бытовой техникой предполагала некоторую степень технической эрудиции. Евгений не помнил, когда появился МТС и прочие сотовые операторы, зато он отлично помнил, что сотовая связь стала более-менее доступной уже после года.

В то время как раз увеличились продажи сотовых телефонов, на чём он неплохо "приподнялся". Проще было на электричке. А вот когда машина стала сама обратно в гараж вертаться, тут народ и оценил. МТС же появился где-то в конце х!

В памяти Евгения всплыл разговор менеджеров торгового зала. Молодые ребята, прикалываясь, расшифровывали название мобильного оператора малопонятной ему фразой "Машинно-тракторная станция".

Тогда он не обратил на это внимания, посчитав глупым приколом вчерашних студиозусов. У тебя телефон сотовый есть? Году этак в м они в моду вошли, ну, я и купил. Молодой был, х ле Она и сейчас работает. Столбики у дороги видел? И дома у меня тоже принимает. С телефонами уж почитай лет двадцать не ходит никто, сначала на очки перешли, а сейчас у всех - сферы. Они вошли в дом. Внутри было чисто, отделка - как в хорошей городской квартире. У летнего деда в дачном подмосковном посёлке?

А у меня в московском особняке такого нет Евгений вошёл следом за ним во внутреннюю прихожую, переходящую в кухню, поставил контейнер, положил на стоявший у двери холодильник GPS-навигатор. Теперь вот только с чайником и поговорить-то можно Он открыл оба контейнера и начал выгружать из них в холодильник продукты. С одной стороны на ней был привычный LCD-экран, как у смартфона, а с обратной - из крышки слегка выступал небольшой шарик, утопленный в гнездо приборчика.

Евгений повертел в руках прибор. Нашёл кнопку включения, нажал. Дед продолжал укладывать продукты в холодильник, не замечая, что делает гость. Наконец, Матвеич уложил продукты, взял из холодильника и выставил на стол масло, сыр, колбасу, копчёную грудинку, батон, и поллитра водки.

Дед взял приборчик у Евгения из рук, положил на стол экраном вниз, и сказал: С натурально отвисшей челюстью Евгений увидел, как шарик отделился от пластины и повис над ней прямо в воздухе на высоте нескольких сантиметров. Он повернулся вокруг вертикальной оси, словно осматриваясь, а затем На ней нарисовался экран, зазвучала музыка и появилось изображение Спасской башни Кремля с красной звездой на вершине и надписью "Новости" Дед разлил по стопочкам водку и предложил: Евгений машинально взял стопку и чокнулся с Матвеичем.

Едва не выронив рюмку, Евгений увидел на экране изображение невиданного им пассажирского самолёта, остроносого, с плоским фюзеляжем, крылом изменяемой стреловидности и заваленными внутрь килями, по виду явно гиперзвукового. Над иллюминаторами самолёта была видна крупная надпись "Аэрофлот", а на киле - номер СССР и красный флажок. Дикторский голос за кадром произнёс: В аэропорту его встречала президент Соединённых Штатов Америки Кэролайн Кеннеди, другие официальные лица.

После церемонии встречи в Белом Доме состоялись запланированные переговоры. Главы государств обсудили широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества. Переговоры прошли в тёплой дружественной обстановке Обжигающая водка вывела его из временного ступора.

Что-то помню, что-то не помню Как будто провалы какие-то. У меня такое чувство, будто я заблудился, свернул не туда, и потерялся во времени Будь другом, не сочти меня идиотом, но Матвеич крайне удивлённо и подозрительно посмотрел на гостя, и переспросил: Ну, помнишь, капитализм, социализм Посылка Сергей вернулся домой из института.

Дома ещё никого не было - мать была на даче, а отец никогда так рано не возвращался. Скинув ботинки в прихожей, проголодавшийся Сергей направился было на кухню, как вдруг увидел посреди комнаты лежащий на полу старый, пузатый, потёртый портфель. Первой его мыслью было, что мать, наконец-то решилась выбросить старый хлам, лежавший ещё со времени переезда в Москву.

Сергей машинально нагнулся и поднял портфель. Поставив портфель на стол в гостиной, Сергей расстегнул замки. Содержимое было завернуто в несколько слоёв невиданного им ранее материала, похожего на мягкую пластическую массу, очень тонкую, полупрозрачную, и усеянную аккуратно отформованными пузырьками воздуха, формой и размером похожими на таблетки.

Под ним скрывалась прочная, на вид самодельная, стальная коробка, похожая на большую плоскую шкатулку. Запоров у коробки не было, крышка плотно садилась на нижнюю часть. Сергей с заметным усилием снял ее, подцепив кстати подвернувшимися ножницами. Внутри, под слоем того же пузырчатого материала, лежал очень необычный предмет. Это был гладкий параллелепипед со скругленными краями, на взгляд - примерно 25 на 35 сантиметров, и толщиной сантиметра три или чуть меньше.

Поверхность была чёрная и блестящая, чем-то похожая на пластмассу, из которой делали телефонные аппараты, но качество полировки было на порядок выше. Он вынул предмет из коробки и осмотрел. По боковым граням предмета шла узкая опоясывающая щель, явно делящая его на крышку и днище. По бокам и сзади были прямоугольные и круглые отверстия, чем-то напоминающие разъёмы электронной аппаратуры.

На нижней поверхности были видны решётки охлаждения. На верхней - крупная серебристая надпись "ASUS". В коробке под предметом явно было что-то ещё. Сняв очередной слой пузырчатого материала, Сергей обнаружил под ним большую плату, явно для электронного монтажа. Но на ней не было ни одного гнезда для радиоламп. Вся плата была усажена квадратными и прямоугольными выступами чёрного, голубого и красного цвета. Большинство из них имело маркировку английскими буквами.

Под платой лежала узкая чёрная увесистая коробочка с подключенными к разъёмам в торцах проводами. Увидев на конце провода сетевую вилку, он догадался, что это понижающий трансформатор или выпрямитель. На нижней его поверхности была прикреплена табличка с параметрами - напряжение питания Вольт, и всё такое Ещё под платой лежали 4 небольших узких платы, усаженных явно одинаковыми чёрными прямоугольниками.

Повертев их в руках, Сергей догадался, что они вставляются вертикально в длинные узкие разъёмы на большой плате.

Сбоку пристроилась чёрная обтекаемая коробочка с длинным проводом и чем-то вроде колёсика на верхней скруглённой поверхности. Снизу у неё был маленький стеклянный глазок. Он повертел её в руках, и отложил в сторону, так и не поняв, что бы это могло. В прозрачном пакете находились несколько отдельных разъёмов, куча радиодеталей россыпью, среди которых преобладали прямоугольники с множеством ножек-контактов на длинных сторонах.

Радиодетали были завёрнуты в несколько отдельных прозрачных пакетов. Также там был небольшой брусочек из серебристой пластмассы, сантиметра 4 длиной, с крышечкой, под которой скрывался прямоугольный разъем. На брусочек был приклеен кусок лейкопластыря с надписью. В отдельном пакете, бережно завёрнутая в пузырчатый полиэтилен, лежала стеклянная пластина с металлическими выводами. К ней прилагалась бумажка с надписью: Из неё торчал один короткий провод с блестящим прямоугольным разъемом на конце, явно подходящим к гнёздам на боковых сторонах пластмассового предмета с надписью "ASUS" Под всем этим добром был ещё один слой пузырчатого материала.

Под ним, на самом дне коробки лежали ещё более непонятные предметы -- каждый в своём отдельном пакетике. Плоская прямоугольная чёрная пластина с закруглёнными углами, 19х11 сантиметров, толщиной миллиметровс чёрным стеклом на верхней поверхности и разъёмами по коротким сторонам. К ней прилагались несколько проводов и электрическая вилка в виде коробочки с проводом. Ещё одна чёрная пластина, поменьше, 12,5х7 сантиметров, такой же толщины, с таким же чёрным стеклом на верхней поверхности, тоже с набором проводов и электрической вилкой в виде коробочки, немного другой формы.

И обтекаемый брусочек потолще, с маленьким стёклышком и крошечными кнопками, на которых виднелись буквы и цифры. К нему - аналогичный набор проводов и электрическая вилка-коробочка. Сергей, ничего пока не понимая, решил действовать последовательно и исследовать предметы по очереди.

Осмотрев всё содержимое коробки, донельзя заинтригованный Сергей зацепил пальцами крышку самого большого пластмассового предмета, и попытался её приподнять.

Вот этого он никак не ожидал! Крышка приподнималась с усилием, откидываясь на петлях назад, а под ней на внутренней поверхности нижней половины этого необычайного устройства Сергей увидел узкую клавиатуру, как у пишущей машинки, причем сразу с английскими и русскими буквами на каждой клавише.

Кроме букв, на клавишах были ещё разноцветные специальные символы и короткие надписи на английском. Ещё одна кнопка, металлическая, отличающаяся от прочих, располагалась справа вверху. На чёрном пластике была наклеена небольшая стрелка из синей изоленты, указывающая на эту кнопку, как бы приглашая её нажать. Внутренняя сторона крышки была закрыта глянцевым чёрным стеклом. Заинтригованный донельзя, Сергей решительно нажал металлическую кнопку.

Стекло на крышке осветилось, на нём появились серые английские надписи на чёрном фоне Он не успел прочитать их, надписи вдруг быстро побежали снизу вверх, сменяя друг друга. Это продолжалось секунд двадцать или тридцать, а потом Потом этот экран - Сергей уже понял, что это экран, наподобие, как у недавно появившегося прибора, телевизора - этот экран засиял ярким синим цветом, и появилась картинка со стаей летящих птиц на фоне синего неба.

Сверху выдвинулась узкая серая полоска с какими-то символами. Из них он опознал с ходу только цифры, показывающие время - впрочем, время было сбито на несколько часов. И вдруг посреди экрана сам собой развернулся светло-серый прямоугольник с непонятными символами и вполне понятным текстом на русском языке: Прошу Вас отнестись к этому тексту крайне серьёзно. Перед Вами находится Электронная Вычислительная Машина образца года. У нас их обычно называют "компьютер".

Вначале он не поверил своим глазам. Но затем осознал, что это действительно не шутка. Будучи студентом второго курса технического ВУЗа, он понимал, что стоящий перед ним прибор превосходит известные сейчас технологии на несколько десятилетий.

Ваша задача - обеспечить сохранность компьютера. Вы можете ознакомиться с этой информацией, но помните, что она строго секретна. Прежде всего, компьютер сейчас, вероятно, работает от аккумулятора. Вверху справа на серой полоске должен быть виден индикатор заряда батареи. Его хватает примерно на два часа. Включите блок питания в электрическую розетку и воткните круглый штепсель в гнездо на правой стороне корпуса компьютера" Сергей подключил к компьютеру блок питания и увидел, что на индикаторе заряда появился символ молнии.

Это универсальный манипулятор "мышь", он поможет Вам управлять компьютером. Вращением колесика можно промотать текст вверх и. Нажмите значок домика на верхней полоске слева. Откроется домашняя папка с документами и папками. Подробная инструкция по уходу за компьютером содержится в документе "Уход за компьютером". В домашней папке вы найдете инструкции как подключить к компьютеру печатающее устройство.

Очень важно распечатать как можно больше документов прежде, чем компьютер состарится и выйдет из строя. Он рассчитан на работу в течение лет, 2 года он уже отработал. Также в домашней папке находится письмо для Вашего отца и ссылки на папки с информацией. Будет лучше, если Вы кратко ознакомитесь с этой информацией прежде, чем показать компьютер отцу. Я уверен, если вы составите свое собственное мнение о будущих событиях, это поможет Вам убедить отца отнестись к этому серьёзно.

Эта передача информации, скорее всего, будет первой и последней. Как бы мне ни хотелось помочь вам и вашему отцу, вероятнее всего, в результате ваших действий история изменится настолько, что я могу вовсе не родиться, и, тем более, не получить доступ к оборудованию, которым я воспользовался для переброски.

Поэтому прошу вас обоих использовать этот шанс наилучшим образом. В папке "Для Лентова Тихона Андреевича" находятся крайне важные документы. В году профессору Лентову 78 лет, он тяжело болен и не успевает закончить свои исследования, благодаря которым стала возможной переброска полученных вами предметов из в ваше время. Продолжить его работу здесь и сейчас некому. Я прошу Вас обратить особое внимание Вашего отца на важность этой работы. Необходимо передать эти документы Тихону Андреевичу в вашем времени, и обеспечить ему возможность работы в этом направлении.

Следствием теории Тихона Андреевича может быть не только постройка машины времени, но и возможность создания космического гиперпространственного двигателя для путешествий в Дальнем космосе. В вашем времени Тихон Андреевич заканчивает Московский Энергетический институт, он на год старше Вас.

Искренне ваш, Александр Веденеев. Он не просто просматривал папки с бесчисленными книгами и документами, он составлял краткую опись того, что содержится в каждой папке. Работал он лишь тогда, когда дома никого не. Когда отец вечером приезжал домой, Сергей прятал компьютер в нижнем ящике шкафа, под стопкой белья. В пятницу вечером, когда отец, поужинав, как обычно, сидел на кухне над какими-то документами - работать в кабинете он почему-то не любил - Сергей постучал к нему в дверь.

Сергей зашёл на кухню и положил компьютер на стол. Это лежало в портфеле на полу посреди гостиной, - ответил Сергей, включая компьютер.

Он дождался загрузки операционной системы - Сергей уже немного разбирался в этом хитроумном устройстве - и открыл письмо, адресованное отцу. Это очень серьёзно и очень важно, правда, папа. Это не шутка, речь идёт о выживании нашей страны.

Вот этим колесиком текст проматывается вверх и. И ещё, вот тут, видишь - "Особая папка". Там документы, которые тебе надо прочитать в первую очередь. Прости, я, кажется, испортил тебе выходные Отец прочитал первые несколько строк письма, и посмотрел на сына строгим удивленным взглядом. Посмотри, какая это технология. В мире ещё не существует ничего подобного, я знаю, - ответил Сергей. Просто прочти это, папа. Я составил тебе опись по всем папкам, что где лежит. Вот, - он положил опись на край стола.

Отец опустил глаза и вновь прочитал первые строки адресованного ему документа. Меня зовут Александр, я обращаюсь к Вам из года. Мне очень неприятно сообщать Вам столь плохие новости, но Вы ещё можете всё изменить. Дело в том, что в году в СССР произошёл контрреволюционный переворот, который привёл к реставрации капитализма. Основной его причиной было предательское перерождение верхушки партийной номенклатуры, захватившей власть после Вас и сместившего Вас в м году Л.

Когда он ложился спать, отец всё ещё продолжал читать. Повернуть историю Когда Сергей проснулся среди ночи, отец ещё читал. Он тяжело оторвался от экрана и посмотрел на Сергея.

Остальное - просмотрел, там книги, научные статьи, техническая литература О таких серьёзных и опасных вещах он с отцом ещё ни разу по-настоящему не. Не зря нам Сталин твердил: Я, что, для себя стараюсь?! Война недавно закончилась, народ надо накормить, построить жильё, много жилья! Люди по подвалам да по баракам ютятся.

Я почитал, чего мы до шестьдесят четвертого года успели добиться - это же фантастика, Серёга! Первый спутник Земли - наш, советский! Первый человек в космосе - наш, советский!

Америку вон, осадили, а то обнаглели в конец А они мне - "кукурузник", "волюнтаризм" Ещё не предавших, да, но ведь предадут Я - один человек. Хуже всего то, что потом сами же просрали всё, что народ своими же руками построил, на своём горбу вынес! У тебя есть потрясающая возможность всё изменить. Ты теперь знаешь, что ты в том, другом будущем сделал правильно, а в чём ошибся, что надо будет сделать по-другому Ты теперь можешь повернуть историю так, что вся наша жизнь станет.

Неужели ты хочешь, чтобы тебя потом называли дураком и предателем? Никита Сергеевич повернулся к. А ты думаешь - получится? Думаешь - я смогу, один, против них всех?. И те люди, которые в той истории тебя предали, в этой - не предадут, потому что ты не дашь им повода усомниться в себе Теперь можно обогнать американцев и высадиться на Луне первыми Если форсировать работы, зная все их сроки Алеша повис на моей шее от радости.

К нашему огорчению, меня нельзя было здесь оставить: Взяв у дяди Коли какую-то записку, отец повез меня в Ольховку, в тот же дом, где жил брат дяди Коли — Филипп.

Он согласился меня приютить на какое-то время. Жена дяди Фили — тетя Дуся — была приветливая, добрая хозяйка. Было у них двое мальчиков.

Даниилу, горбатенькому, хрипло дышавшему мальчику, шел четвертый год, но крепышом рос краснощекий двухгодовалый Алеша. Дядя Филя был кузнецом. Его кузня стояла поодаль от дома, рядом с ней — конюшня и коровник под одной крышей, где обитали лошадь и корова.

Недалеко от дома рос картофель. Дальше, за прудом, находилась усадьба отца дяди Фили — дедушки Егора. У него были большой фруктовый сад, конюшня, коровник и столярная мастерская. Меня разместили в кухне, спал я на брошенном на деревянный топчан мешке с соломой, который на день выносили в коридор. В доме всегда было тепло. Тетя Дуся весь день что-то варила на плите, а комната обогревалась отдельной печью.

Семья жила в достатке, питались хорошо. Чужим я себя здесь не чувствовал. Мальчики привыкли играть со мной и не докучали родителям. Тетя Дуся каждый день относила для продажи молоко, дядя Филя работал в кузне.

У жителей Ольховки основным занятием было гончарное. Бывая у соседей, я наблюдал, как из глины делают горшки и всякую посуду, обжигают их в печах. Дядя Филя нередко на пару с каким-нибудь гончаром упаковывал румяную после обжига посуду в телегу, выезжал в окрестные села и выменивал на нее продукты — сало, растительное масло, муку, крупы, мясо.

Всеми силами я старался помогать в хозяйстве, чтоб хоть какая была от меня польза: Наиболее тяжело было убирать промокшую соломенную подстилку из-под коровы. Спрессованная солома с жижей никак не отрывалась вилами от пола, а когда удавалось подхватить большой ком этой массы, не хватало сил поднять его и выбросить из хлева через нишу выше моего роста.

Нравилось мне помогать дяде Филе в кузне. Я охотно раздувал ручными мехами горн, где раскалялись куски железа. Дядя Филя выковывал из них разные поковки: Я восхищался мастерством дядя Фили. Из куска раскаленного железа из-под его молота появлялась вдруг нужная вещь. Как-то я упросил дядю Филю разрешить мне небольшой кувалдочкой расплющить раскаленную железку. Сначала не ладилось, но скоро удары стали точнее и дело пошло. Со всех окрестностей приезжали к дяде Филе крестьяне.

Он подковывал лошадей, оковывал телеги и колеса, я пытался ему помогать. Дядя Филя расхваливал меня тете Дусе, а она добавляла мне половник великолепных русских щей со свининой. Меня охотно отпускали к ребятам в деревню и к дедушке Егору. Однажды в воскресенье дядя Филя вывел Серого, одел уздечку, привязал подпругой подстилку на спину, усадил меня на лошадь и предложил покататься недалеко от дома.

Трудно передать мой восторг. Постепенно прошла робость, и я стал привыкать к лошади. Через несколько дней таких тренировок я стал ездить рысью и даже переходил в галоп. Наступила осень года. Убрали картофель, запасли соломы и сена, напилили в лесу сухой ольхи и заготовили дрова. Дядя Филя привез в кузню уголь. Все чаще я стал ходить к дедушке Егору. Там меня привлекала его столярная мастерская, где по стенам было закреплено множество всякого инструмента.

Дедушка что-то мастерил и пытался мне рассказать, что к чему. Он очаровал меня также книгами и набожными, красочными картинками. В красивом деревянном ящике лежала толстая стопа картинок.

В крышку ящика была вделана увеличительная линза, через которую можно было рассматривать в увеличенном виде каждое изображение. Здесь были жизнеописания Иисуса Христа, девы Марии, всех апостолов. Хорошо, что мама научила меня читать и писать. Из книг дедушки больше всего меня привлекла история Руси. Нашествия и битвы интересовали меня, и многое прочитанное запечатлелось на всю жизнь в моей памяти. Дедушка разрешал мне брать книги домой. Отрываясь от книг, я думал: Как там живет моя мама?

Скрытая биография

Что делают мои друзья — деревенские мальчишки? А ведь Россия была рядом! Иногда ночью мы просыпались от беспорядочной стрельбы на границе. Взрослые говорили между собой о каких-то контрабандистах, о переходах через границу крестьян в Россию. Иногда через границу забредали коровы, и их возвращали назад через шлагбаум на краю деревни.

Все эти события занимали. В конце концов появилась мысль о том, что и я могу перейти границу и вернуться во Фроловское к маме. Я решил осуществить это намерение. Мне уже исполнилось десять лет.

В ту зиму выпало много снега, и он, отражая солнце, больно резал. За несколько часов до обеда я отправился в деревню. По единственной улице, по ее левой стороне, шел я по тропке мимо Домов. Показался шлагбаум, по обе стороны его стояли пограничные будки с красными полосами.

За Два дома до конца деревни я резко свернул влево и, как мог, быстро направился к границе. Глубокий снег затруднял движение. Все же я довольно быстро подошел к лесу и скрылся в. Никто меня не окликнул. Стояла завороженная тишина, и только в груди стучало. Вдали, меж сосен, я увидел человека с винтовкой, одетого в тулуп, и направился к.

Скоро подошли к сплошному дощатому забору, за которым стоял большой рубленый дом. Начальник заставы и красноармейцы с любопытством и улыбками слушали мой рассказ. Они одобрили мой рискованный поступок, хвалили за решительность и желание вернуться к маме. Были написаны какие-то бумаги. Их передал начальник красноармейцу, велел накормить меня и куда-то отвезти. Уже вечерело, когда въехали в какой-то городок. Поместили меня в большую комнату, окно которой было забрано железной решеткой.

Вдоль стены — сплошной дощатый топчан. В углу стояла низкая деревянная бочка, накрытая крышкой. От нее исходил запах уборной. Дверь за мной закрыли на замок.

Сквозь узкое окно над дверью, которое было зарешечено, пробивался тусклый свет керосиновой лампы. Вскоре в дверях открылось оконце, и мне просунули котелок с едой, ложку и кусок черного хлеба. Утром меня посадили в сани, и уже другой красноармеец повез меня. Заметив мое грустное настроение, он пытался развеселить меня шутками. Наконец въехали в большой поселок Славута, где дома стояли среди высоченных сосен.

Остановились у высокого бревенчатого забора, поверх которого была натянута колючая проволока. В стороне стоял двухэтажный деревянный дом. Оставив меня в санях, красноармеец с пакетом побежал в дом.

Потом нам открыли ворота, и мы проехали внутрь двора. На огороженном плацу вдоль забора стоял длиннющий барак с большим количеством входных дверей. Все окна — с решетками. Это была пересыльная тюрьма. Рядом с воротами, в проходной, размещался караульный наряд красноармейцев. Охранялась тюрьма и часовыми на вышках.

Вся территория освещалась электролампами. В глубине двора, под навесом, стояла пара походных кухонь. В дальнем углу — большой туалет. Камеры имели сплошные деревянные нары. Постельных принадлежностей на них не.

Часть камер была заперта, из открытых же задержанные могли перемещаться по всей внутренней территории. Мои соседи по нарам, в основном крестьяне, были простыми, безобидными людьми, озабоченными своими, по-разному сложившимися судьбами. Здесь было несколько семей с детьми. Тогда много крестьян из Польши переходило границу. Чаще это были украинцы, чья жизнь не сложилась.

В то время Советская Россия таких крестьян принимала и обеспечивала им сносные условия. В закрытых камерах содержались уголовники. В большинстве это были контрабандисты. В помещении я находился мало, целыми днями бродил по двору, коротая время. Предпочитал проводить его с поварами, которые все время варили еду. Я не ленился, подтаскивал дрова и следил за топкой котлов. Меня не обижали и кормили досыта. Один из красноармейцев заинтересовался моей судьбой.

Он часто приходил ко мне, был ласков, угощал вкусными булочками. Как-то он сказал, что скоро будет демобилизован из армии и если я захочу, могу поехать с ним в деревню. Я уже привык к этому дяде Ване, всегда радовался его приходу, но на его предложение не согласился — ведь скоро меня должны были отвезти во Фроловское к маме. Наступило лето, в моей зимней одежде стало жарко. Я давно не мылся в бане, и у меня, как и у других, завелись вши. Это страшно огорчало.

Воевал я с ними как мог, но все мои усилия были напрасны. За ночь от соседа они опять наползали на меня вместо уничтоженных. На мое счастье, в один прекрасный день за мной пришли. После бани мы сели с сопровождающим красноармейцем в поезд и приехали в город Шепетовку. Там в штабе ОГПУ отдел государственного политического управления меня еще раз обо всем расспросили, опять сводили в баню, дали чистое белье и форменную красноармейскую одежду, в том числе буденовку со звездой на.

Жить меня определили в казарму красноармейского взвода. Меня научили застилать по-солдатски койку и соблюдать воинский порядок. Наш взвод выполнял боевую задачу по охране штаба и тюрьмы ОГПУ. Каждое утро с нарядом красноармейцев я приходил в штаб и до вечера находился там, что-то рисовал за свободным столом и прислушивался к разговорам.

Здесь наслушался всяческих интересных историй: Во дворе штаба, против тюрьмы, стояла походная кухня, где варилась еда арестованным. Здесь повар угощал меня вкусной гречневой кашей. Быстро привык я к этой жизни в казарме, к красноармейцам, относившимся ко мне с вниманием и любовью.

Стена | ВКонтакте

Как и все, я получал пайковый кусковой сахар, но им меня угощали и красноармейцы. Так что в моей тумбочке сахар не переводился. Тогда он считался редким лакомством. Когда у меня заболело горло и поднялась температура, собралось целое совещание красноармейцев: Полоску шинельного сукна смочили керосином, обмотали мне шею, уложили на койку, закутали и велели терпеть.

Терпел я всю ночь. На другой день горло прошло. Время шло и шло, а мне неоднократно отвечали в штабе: Не знаю, кто из начальства додумался, но меня решили поместить в городской детский дом. Там в огромном холодном помещении стояло множество коек.

Ночью под тоненьким одеяльцем я никак не мог согреться. Суп был чуть теплый или совсем холодный. Почти все ребята были старше. Многие из них не ночевали, возвращались откуда-то с добытыми продуктами — колбасой, салом, сладостями. В частых перебранках слышалась нецензурная брань, редкий день обходился без драк.

Я ни с кем не мог подружиться. Группы ребят по углам играли в карты. Пришел в штаб ОГПУ и заявил, что жить в таком детдоме не. Вечером красноармейцы забрали меня в казарму. В начале осени меня пригласил в кабинет старший начальник. Он поинтересовался моим житьем-бытьем, а потом сообщил, что никак не могут найти мою маму, что она не живет во Фроловском и, где находится сейчас, никто не знает.

Требуют вернуть тебя польским властям для передачи отцу. Мне приказано выполнить это требование. У меня от такого известия зашумело в голове. В тот же день меня снарядили в дорогу и препроводили в Славуту. Оттуда местный начальник ОГПУ и красноармеец на бричке повезли меня в сторону границы. Не помню, сколько длилась дорога, но в конце концов бричка остановилась на тракте недалеко от шлагбаума. На польской стороне тоже стояла бричка, возле нее — польский офицер с солдатом и мой отец в темном костюме и шляпе.

Польские военные направились к шлагбауму. Начальник ОГПУ соскочил с подножки, помог сойти мне, и мы тоже пошли к шлагбауму. За несколько шагов до него нас окликнул красноармеец. Подбежав, он сказал мне: Я снял буденовку и отдал. Военные встретились, обменялись какими-то бумагами, отдали честь и разошлись. Сопровождаемые польскими военными, мы подошли к бричке, где стоял отец.

Сзади, на русской стороне, удалялся цокот копыт. Я смирился с мыслью, что отец меня убьет. Однако, взглянув ему в лицо, ничего свирепого не заметил.

Напротив, как показалось, он улыбался. Подсаживая меня в бричку, отец проговорил: Было тесно, и отец усадил меня на колени. Ехали молча, пока не приехали в город Острог. Мы сошли у гостиницы и поднялись на второй этаж. В номере отец спокойным голосом, будто ничего не произошло, задавал мне вопросы, я коротко отвечал. Доверительной беседы не получилось. Жили мы в гостинице недолго, помылись в бане, отец купил мне новую одежду.

Проехали знакомый мост через реку Горынь. Показались хутора, за ними виднелась деревня Ольховка. Свернули к дому дяди Фили. Взрослые размещались за столом в кухне. Я прошел в комнату к мальчикам, они обрадовались моему возвращению и наперебой торопились посвятить меня в свои ребячьи дела. После его отъезда тетя Дуся и дядя Филя забросали меня вопросами. С вниманием слушали мои рассказы. Пришли и соседи, взрослые и ребята. А жизнь шла своим чередом. Пришла зима, выпало много снега. Надвигались праздники Рождества Христова.

Зачем зачем всевышний судия велел ты мне наяривать на лире ведь я совсем совсем плохой поэт нелепый жулик или обезьяна Книга 1 Стихотворения Автор: Впервые поэтическое наследие "первого русского сюрреалиста" издается в столь полном объеме и так, как это замышлял автор: Книга 2 Проза Автор: Проза Бориса Поплавского - явление оригинальное и значительное, современники считали, что в ней талант Поплавского "сказался даже едва ли не ярче, чем в стихах" В.

Глубоко лиричная, она в то же время насквозь философична и полна драматизма. Герои романов - русские эмигранты, пытающиеся осмыслить свою судьбу и найти свое место на этой земле. Книга 3 Статьи, дневники, письма Автор: Третий том собрания сочинений Бориса Поплавского включает в себя статьи о литературе, изобразительном искусстве, спорте, а также его дневники и письма. О чем бы Поплавский ни писал, в каждой своей строке он был значителен и талантлив.

Его дневник - "документ современной души, русской молодой души в эмиграции" - Н. Бердяев оценивал как "книгу очень значительную, очень замечательную". Он погиб от собственной дерзости и бесстрашия", - замечал другой выдающийся русский философ Г. Среди авторов сборника известные русские писатели и литературоведы: Дневники, статьи, стихи, письма.

Значительное место в издании отведено справочно-библиографическому аппарату. Творчество Бориса Поплавского в компаративной перспективе.

Все в нем привлекало внимание современников: Исходя из "образа-сигнала" - скрытого ядра стихотворения, - следует выявить сеть ассоциаций и сенестезий, создающих живую ткань стихотворения. Анализ образов, относящихся к четырем природным стихиям, открывает доступ к личной мифологии поэта и его метафизическим поискам.